Воздействие реформы LIBOR и иных аналогичных ставок на отчетность по МСФО в 2020 году

Воздействие реформы LIBOR и иных аналогичных ставок на отчетность по МСФО в 2020 году |

Автор Илья Фомин, заместитель директора по экономике и финансам "Завод МТКС" Илья Фомин, заместитель директора по экономике и финансам "Завод МТКС"
Номер № 03/2020
Количество просмотров 419
Автор LIBOR, LIBOR, ISDA, ISDA, RISDA, RISDA, €STR, €STR, SONIA SONIA

В 2022 году самый популярный индикатор процентных ставок LIBOR перестанет существовать. На замену ему придут принципиально новые безрисковые индикаторы. Такова цель мировой реформы индикаторов, сравнимой по масштабу с вводом в обращение евро. У нас у всех остается только год, чтобы подготовиться и пересмотреть действующие контракты.

В отличие от западных рынков в Беларуси меньше развиты юридические нормы применения индикаторов процентных ставок. Например, документация ISDA для деривативов принята в качестве стандарта всеми участниками рынка на Западе. У нас же банки и особенно компании реального сектора не используют стандарты ISDA и RISDA, что осложняет изменение условий и юридическую защиту сделок.

Ставка лондонского межбанковского рынка LIBOR была основным индикатором процентных ставок более 20 лет. Она используется во всех финансовых инструментах с плавающей ставкой — в кредитах, облигациях и производных финансовых инструментах. По оценке Банка международных расчетов, объем незавершенных контрактов в разных валютах, использующих LIBOR в качестве референсного индикатора, составляет около 400 трлн USD. Объем рынка межбанковских кредитов, лежащих в основе LIBOR, не сопоставим с объемом инструментов, привязанных к LIBOR, и обычно не превышает 1 млрд USD в день.

LIBOR рассчитывает компания ICE Benchmark Administration по котировкам крупных международных банков. Необязательность этих котировок создавала почву для манипулирования — банки могут предоставлять одну котировку для расчета LIBOR, а в реальных сделках использовать другие. В 2008–2016 гг. по рынку прокатилась волна скандалов, закончившихся штрафами для крупнейших банков на сумму около 9 млрд USD и тюремным сроком для одного трейдера.

Сейчас с банками достигнута договоренность о предоставлении котировок до конца 2021 г. После 2021 г. LIBOR прекратит существование, если банки, опасаясь новых обвинений в манипулировании, перестанут предоставлять котировки для расчета.

Скандалы с манипулированием LIBOR и сокращение рынка межбанковских кредитов подтолкнули финансовые рынки к реформе — замене индикаторов семейства LIBOR на безрисковые. Мировая реформа индикаторов идет «сверху вниз». Ее инициировали в 2013–2014 гг. руководители центробанков и министры финансов G20, Совет по финансовой стабильности и Международная организация комиссий по ценным бумагам. Основными драйверами реформы стали финансовые регуляторы США, Великобритании, Европейского союза, Швейцарии, Канады и Японии. Специальные рабочие группы, организованные регуляторами, выбрали по одному основному индикатору для каждой валюты. Для долларов США это ставка однодневного репо с гособлигациями SOFR, для евро и фунтов стерлингов — ставки однодневных межбанковских кредитов €STR и SONIA. Все новые индикаторы в отличие от LIBOR рассчитываются по реальным сделкам, что исключает возможность манипулирования, и являются безрисковыми — не содержат премии за кредитный риск, связанный с банками. Кредитный риск исключается двумя способами: первый — расчет индексов по сделкам сроком один день, так как на коротком сроке кредитный риск минимальный, второй — использование сделок репо, обеспеченных гособлигациями.

Несмотря на достоинства новых индикаторов, на пути к их использованию возникает ряд проблем и связанных с ними рисков как для банков, так и для компаний, имеющих кредиты или деривативные контракты с LIBOR.

В кредитах с плавающей ставкой использовались в основном трехмесячные или шестимесячные ставки LIBOR и выплата процентов проходила раз в три или шесть месяцев. Как структурировать кредиты с однодневными индикаторами? До сих пор такого опыта не было ни у кого. Первые кредиты с SOFR и SONIA только начинают заключаться.

Следующий вопрос: что делать с уже заключенными и незавершенными сделками в случае прекращения публикации LIBOR? Как заменить в них шестимесячный LIBOR с кредитным риском банков на однодневный безрисковый индикатор SOFR? По какой формуле, с каким дополнительным спредом менять в сделке один индикатор на другой? Замена LIBOR на принципиально иной индикатор в сделке может привести к тому, что одна сторона выиграет, а другая почувствует себя проигравшей. Как избежать возможных спорных ситуаций между участниками сделок?

Реформа LIBOR и иных аналогичных базовых процентных ставок (далее — «реформа IBOR») окажет воздействие практически на все компании во всех отраслях. Несмотря на то, что осуществление этих реформ ожидается только в ближайшие годы, потенциальное воздействие на финансовую отчетность, в частности на учет хеджирования, может быть оказано уже сейчас.

Предложенные Советом по МСФО поправки, должны дать освобождение от некоторых требований, однако работа над ними еще не завершена, и они не вступили в силу. Однако если учесть текущие рыночные обстоятельства, мы не думаем, что реформа IBOR приведет к прекращению учета хеджирования в 2020 году в соответствии с действующими в настоящее время МСФО. Ожидаемые изменения ставки Euribor и EONIA также не должны оказать воздействия на учет в 2020 году.

СУТЬ ВОПРОСА

После прошлого финансового кризиса регуляторы разных стран мира в приоритетном порядке сосредоточились на замене базовых процентных ставок, таких как LIBOR и прочих межбанковских процентных ставок продавца («ставки IBOR»).

Пока остается много неясных моментов, однако сама концепция замены становится понятнее. В связи с широкой распространенностью договоров на основе ставок IBOR среди финансовых и корпоративных организаций эти изменения могут оказать значительное воздействие на финансовую отчетность в соответствии с МСФО.

Совет по МСФО осуществляет двухэтапный проект, в рамках которого рассматривается вопрос о том, освобождение от каких воздействий (при наличии таковых) в результате реформы IBOR следует предусмотреть и давать ли такие освобождения вообще.

На первом этапе рассматриваются освобождения от требований к учету хеджирования в течение периода до вступления реформ в силу. В результате этого этапа был подготовлен проект для обсуждения, опубликованный в мае 2019 г. Однако до завершения работы над освобождением от этих требований и до вступления их в силу, необходимо рассмотреть вопрос о том, оказывает ли какая-либо неопределенность, связанная с заменой ставки IBOR, воздействие на учет хеджирования в соответствии с действующими МСФО.

Кроме того, на стыке 2019 и 2020 года произошли изменения:

1.        в методике, применяемой для расчета ставки Euribor, с учетом включения ставок из более широкой совокупности фактических операций;

2.        в ставке EONIA, которая стала рассчитываться как ESTER (ставка по краткосрочным кредитам в евро), плюс фиксированный спред, с учетом того, что ставка ESTER основывается на большем объеме операций.

 

КАКОВО ВОЗДЕЙСТВИЕ И НА КОГО ОНО БУДЕТ ОКАЗАНО?

Как более подробно рассказано ниже, мы не думаем, что реформа IBOR приведет к прекращению учета хеджирования в соответствии с действующими в настоящее время МСФО. Однако и по МСФО (IAS) 39, и по МСФО (IFRS) 9 следует продолжать учет неэффективности хеджирования в отчете о прибылях и убытках.

ТРЕБОВАНИЕ О НАЛИЧИИ «ВЫСОКОЙ ВЕРОЯТНОСТИ»

Для учета хеджирования денежных потоков в соответствии с МСФО (IFRS) 9 и МСФО (IAS) 39 требуется, чтобы будущие хеджируемые денежные потоки были «высоко вероятными». В тех случаях, когда такие денежные потоки зависят от ставки IBOR (например, будущие процентные платежи на основе LIBOR по выпущенным долговым инструментам, хеджирование которых осуществляется за счет процентного свопа), возникает вопрос, можно ли их считать «высоко вероятными» за пределами даты, на которую, как ожидается, прекратится публикация соответствующей ставки IBOR.

Мы полагаем, что по ряду причин будущие денежные потоки, основанные на ставке IBOR, могут быть по-прежнему сочтены «высоко вероятными» для промежуточной отчетности 2020 года.

Во-первых, если не будут установлены положения, которые могут означать, что денежные потоки, основанные на ставке IBOR, не будут заменены альтернативной плавающей базовой процентной ставкой (например, когда объект хеджирования перестает им быть или процентная ставка становится фиксированной при прекращении действия соответствующей ставки IBOR), по такому объекту хеджирования по договору при замене ставки IBOR денежные потоки остаются плавающими.

Во-вторых, когда произойдет замена (например, хеджированная задолженность переходит от погашения по GBP LIBOR + X % к погашению по SONIA + Y %), сохраняется ожидание, что значение Y будет установлено таким образом, чтобы минимизировать передачу стоимости для обеих сторон, что приведет к примерному равенству между денежными потоками до и после такого изменения.

Перспективная оценка (экономическая взаимосвязь и высоко эффективный хедж).

Для применения учета хеджирования оба стандарта (МСФО (IAS) 39 и МСФО (IFRS) 9) требуют проведения прогнозной перспективной оценки. Согласно МСФО (IAS) 39, следует ожидать, чтобы хеджирование было высоко эффективным, в то время как МСФО (IFRS) 9 требует наличия экономической взаимосвязи между хеджируемой статьей и инструментом хеджирования.

По причинам, аналогичным рассмотренным выше в пункте «Требование о наличии высокой вероятности», ожидаемая основа для замены условий по ставке IBOR должна минимизировать любую неэффективность для целей промежуточной отчетности.

По тем же причинам, в соответствии с МСФО (IFRS) 9, мы не думаем, что реформа ставки IBOR приведет к исчезновению экономической взаимосвязи между хеджируемой статьей и инструментом хеджирования в 2020 году.

<...>


Полный текст документа находится в платном доступе только для зарегистрированных пользователей. Если у Вас уже есть доступ, пожалуйста, войдите в систему.

Войдите под своей учетной записью

Поделиться в соцсетях:

Возврат к списку



Полемика
Аудит

1. Обновлено антиотмывочное руководство от Консультативного Комитета Бухгалтерских Институтов |

Обновленный вариант принимает в расчет Пятую антиотмывочную директиву ЕС ( “5MLD”), которая вступила в силу с 10 января этого года. Представлено огромное множество изменений по разным темам: процедуры оценки риска, электронное удостоверение личности, верификация бенефициарных владельцев, требования к обучению, подготовка отчетов о подозрительной активности (Suspicious Activity Report - SAR) и не только.

2. Как подготовиться к аудиту оценочных обязательств в соответствии с МСФО и МСА. Часть 1 |

Рассмотрим методику планирования аудита одной из самых рискованных статей финансовой отчетности — статьи бухгалтерского баланса «Оценочные обязательства», риск существенного искажения которой обусловлен отсутствием жесткой регламентации в части оценки сумм оценочных обязательств и критериев их признания, использованием в данном процессе профессионального суждения со стороны финансовых специалистов.

3. О применении Международных стандартов аудиторской деятельности с 1 июля 2020 г. |

Во исполнение Указа от 26.11.2019 № 429 «О международных стандартах аудиторской деятельности» Советом Министров принято постановление от 25.05.2020 № 308, в соответствии с которым с 1 июля 2020 г. на территории Республики Беларусь вводятся в действие в качестве технических нормативных правовых актов Международные стандарты аудиторской деятельности и Кодекс этики профессиональных бухгалтеров, принимаемые Международной федерацией бухгалтеров.

4. Открытое письмо аудиторов Республики Беларусь: мы против насилия! |

Складывающаяся в стране обстановка грозит значительным спадом деловой и инвестиционной активности, существенным оттоком капитала и сокращением налоговых поступлений. Наносится огромный ущерб доверию бизнеса и общества к государству, уничтожаются все, что было достигнуто в ходе диалога и преобразований, проведенных в последние годы для улучшения отечественного делового климата.
Колонка редактора

1. Новый виток инфляционных рисков в отчетности: процесс возобновился |

Инфляционные процессы в нашей стране постоянно сопровождают экономические кризисы, оказывая негативное влияние. На уровне бизнеса, в контексте принятия управленческих решений негативное воздействие инфляции проявляется в недостоверности отдельных данных бухгалтерской отчетности, даже в условиях, когда она составлена в полном соответствии с существующей нормативно-правовой базой. Кроме того, инфляция оказывает влияние на показатели финансово-хозяйственной деятельности и величину активов и пассивов.

2. Стратегии в посткоронавирусном мире — «забудьте все, что знали» |

Эксперты считают, что весь прошлый опыт, который аудиторы получили за предыдущие годы работы с клиентами, мало что будет значить в 2020 году. Обычные стратегии в этот раз можно без колебаний порвать и выкинуть — и садиться за составление новой стратегии, а на своих клиентов придется смотреть с учетом изменившихся реалий. Очевидно, что аудиторы будут применять стратифицированную выборку, чтобы была возможность отдельно более внимательно изучить как раз тот период, который нельзя назвать «обычным».

3. Особенности применения стандартов МСФО при коронавирусе |

Подчеркивается, что Совет по МСФО никоим образом не меняет требований в МСФО (IFRS) 9 и не добавляет туда ничего нового, все базовые принципы остаются теми же. Зато что может измениться, так это применение профессионального суждения с учетом уникальных условий для того или иного составителя отчетности. Правильное применение профессионального суждения требует навыков, опыта и эффективных контрольных механизмов, но МСФО (IFRS) 9 помочь с этим никак не сможет, потому что представляет собой набор базовых принципов, а не жестких правил для выполнения.