Что было решено изменить в IFRS 17, а какие нормы решили не менять |

Количество просмотров 62
Автор МСФО (IFRS) 17 «Договоры страхования», МСФО (IFRS) 17 «Договоры страхования», риски, риски, отчетность отчетность
Что было решено изменить в IFRS 17, а какие нормы решили не менять

Ввиду исключительной важности этой темы с недавних пор (последние пару месяцев) Совет по МСФО в дополнение к ежемесячным аудиоотчетам по итогам последних заседаний размещает также отдельные отчеты по стандарту IFRS 17 «Договоры страхования», которые ведет член IASB Даррел Скотт. Напомним то, о чем уже писали недавно в новостях: на последней в этом году декабрьской встрече Совет не просто обсуждал возможность внесения изменений в стандарт по страховым контрактам, но уже, по сути, приступил к обсуждению списка возможных изменений, сформулированных в ответ на указанные пользователями проблемы с внедрением. Эти 13 тем пошли довесом к первому вопросу, с которого IASB начал (имеется в виду перенос даты вступления в силу на 1 января 2022 г.).

Даррел Скотт напоминает, что Совет по МСФО участвовал в очень активных публичных дискуссиях с самого момента выхода стандарта в 2017 году. К октябрю этого года они кристаллизировалась в письменном документе с 25 темами, которые отражают собой мнение уже самих разработчиков стандартов относительно выявленных пользователями сложностей с внедрением, способных потребовать дальнейшего рассмотрения Советом. Разработчики стандартов также попросили Совет определиться с критериями, чтобы на их основе принимать решения об изменении IFRS 17, и это в прошлом месяце было сделано.

Кроме того, как уже упоминалось, на первой встрече после тех октябрьских обсуждений Совет решил отсрочить дату вступления в силу до 2022 года, а также отложить до того же срока дату вступления в силу IFRS 9 в случае со страховыми компаниями, которые ждут нового стандарта IFRS 17.

Темы, которые Совет по МСФО с подачи членов группы разработчиков стандартов рассматривал на декабрьской встрече и будет рассматривать дальше, не идут ни в какой особой последовательности, кроме разве что той, в какой их представляли на рассмотрение Совета и в какой они ранее рассматривались членами самой рабочей группы. Следовательно, никакого особого смысла принадлежность первым, уже рассмотренным, 13 темам или же последним темам в списке с собой не несет.

Некоторые комментаторы уже после этой встречи отметили высокое качество рабочих документов. То есть темы сами по себе неплохие (многогранные и глубокие, касающиеся действительно важных аспектов внедрения), но очевидно, что очень много работы было проделано в плане их проработки — достаточно пройти по ссылкам, которые выводят на соответствующие рабочие документы в каждом случае.

Даррел Скотт отмечает, что у них появилась возможность получить довольно большой объем письменных комментариев от заинтересованной общественности, уже после того как эти рабочие документы стали доступными для всеобщего ознакомления. С тех пор у них как Совета и как рабочей группы в его составе уже была возможность ознакомиться с комментариями, однако польза от этого оказалась меньше, чем можно было бы надеяться. По словам Даррела Скотта, хотя там действительно были довольно полезные примеры из практики, но по большей части очень немного помимо того, что они уже раньше видели в ходе прежних консультаций и, следовательно, что уже было принято во внимание.

Возвращаясь к самой декабрьской встрече: 13 тем были отобраны и представлены на рассмотрение Совету в этом месяце. Как совершенно верно отмечает Даррел Скотт, одну из тем IASB решил отложить до более поздней встречи по причине необходимости поразмышлять над ней дополнительно. Речь там идет о следующей ситуации: организация применяет IFRS 17 впервые, то есть находится в процессе перехода. Можно ли ей разрешить ретроспективно применять стратегию по минимизации рисков? По словам членов рабочей группы, это потребовало бы от организации применения ретроспективного взгляда.

В ЧЕМ СУТЬ ЭТОГО ВОПРОСА

Рабочий документ рассматривает этот аспект более подробно. Еще в ходе своей работы над новым стандартом Совет задумался над тем, не распространить ли ему свое будущее решение на любую хеджинговую деятельность по страховым контрактам. Но при этом Совет также заметил, что IFRS 9 уже включает в себя некоторые довольно большие возможности по отчетности хеджирования, которые компании могут использовать для предотвращения расхождений в учете. Таким образом, разработка будущего решения для хеджирования в страховой деятельности помимо того, что уже разрешается IFRS 9, должно стать частью более широкого проекта по теме учета управления рисками, и задерживать по этой причине IFRS 17 недопустимо — решили разработчики.

Тем не менее IFRS 17 все же оговаривает возможность выбора в отношении контрактной маржи в подходе с переменным страховым вознаграждением для учета определенной деятельности по минимизации рисков — например, если организация минимизирует финансовые риски по страховым контрактам с характеристиками прямого участия, используя производные инструменты. Стейкхолдеры, однако, высказали замечание, что в этом случае изменения справедливой стоимости дериватива будут признаваться в прибылях и убытках с использованием IFRS 9, но при этом изменения в договоре страхования, риск по которому был минимизирован производным инструментом, найдут свое отражение в изменениях контрактной маржи, учитываемой по IFRS 17.

Приняв это во внимание, Совет решил включить в IFRS 17 исключение, позволяющее организациям в особых случаях признавать эффект от изменений в финансовых рисках в прибылях и убытках по страховым контрактам, вместо того чтобы корректировать контрактную маржу. Иначе может создаваться расхождение в учете, вызванное фактом применения подхода с переменным страховым вознаграждением, поскольку по общей модели контрактная маржа не корректируется на величину изменений в денежных потоках по исполнению обязательств, минимизируемых хеджированием с помощью производных инструментов. Следовательно, в общем подходе и изменения в балансовой величине денежных потоков по исполнению обязательств, и изменения стоимости деривативов будут признаваться в прибылях и убытках, и никаких расхождений не возникнет.

Поскольку оговоренное исключение — это возможность, а не требование, организации могут, по сути, решать, какие именно стратегии минимизации рисков применять в конкретный момент времени. Совет пришел к выводу, что этот момент в ходе внедрения стандарта всегда будет вызывать у них беспокойство: ретроспективный взгляд как будто снижает ценность финансовой информации для пользователей, поэтому применять его нужно очень осторожно (если применять вообще). Исключения точно не будет в стандарте на постоянной основе, но будет ли оно в качестве переходного положения — еще предстоит решить, и председатель Совета по МСФО попросил членов рабочей группы вынести эту тему на обсуждение позднее.

Совет также согласился с рекомендациями разработчиков внести изменения в IFRS 17, но только лишь по одной из тем, и он также согласился с рекомендациями разработчиков не вносить изменений по всем остальным рассмотренным темам.

В чем суть вопроса, который обосновал внесение изменений

Даррел Скотт напоминает, что согласно требованиям IFRS 17 группы контрактов на стороне активов необходимо представлять отдельно от групп контрактов, которые находятся на стороне обязательств. Исходя из того, что они слышали от комментаторов по ходу дискуссий, это потребует существенных операционных затрат, и хотя такое представление несет с собой пользу, это ограниченная польза. Совет принял во внимание как тот факт, что требование несет существенные затраты, так и то, что оно несет с собой ограниченную пользу.

Совет отмечал ранее, что если этим изменениям будет дан «зеленый свет» (а теперь это уже известно точно — да, будет) — они никоим образом не скажутся на критериях к измерению в стандарте IFRS 17, а также никак не скажутся на представлении в отчете о доходах. Это был важный нюанс обсуждений, так как многие члены Совета отметили, что пользователям отчетности весьма понравилась проработка представления в отчете о доходах, которое они теперь считают полезным, поэтому никаких изменений там они видеть не захотят.

В конечном итоге Совет решил прислушаться к рекомендациям членов рабочей группы и по-прежнему требовать от организаций разделять контракты на стороне активов и контракты на стороне обязательств, однако делать это теперь нужно не на групповом уровне, а на уровне портфелей страховых контрактов.

В БЛИЖАЙШЕМ БУДУЩЕМ

Теперь что касается будущих действий. Даррел Скотт полагает, что на последней встрече им удалось охватить довольно значительную часть проблемных тем, и это значит, что с рассмотрением всех 25 они должны справиться очень быстро. Даррел отмечает, что есть и такие темы, которые во внимание IASB пока что не попали, но они есть — просто эти темы несколько более сложные. Все они рано или поздно будут рассмотрены, вот только это займет чуть больше времени. В любом случае они стремятся закончить обсуждение изменений как можно скорее, чтобы обеспечить компании, внедряющей сегодня новый стандарт, уверенность. По ожиданиям эксперта, процесс продолжится где-то до начала 2019 года, но вряд ли дольше.

И он также напоминает, что все принятые за последние два месяца решения и все решения, что еще будут приняты, подпадают под стандартный процесс, который означает, что следующим шагом должна стать публикация документа с предварительным вариантом изменений. Иначе говоря, просто так взять и перенести ту же дату вступления IFRS 17 в силу по своему желанию Совет по МСФО просто не имеет права, равно как и вносить изменения — на все должно быть получено одобрение общественности.

 

По материалам IFRS

<...>


Полный текст документа находится в платном доступе только для зарегистрированных пользователей. Если у Вас уже есть доступ, пожалуйста, войдите в систему.

Поделиться в соцсетях:

Оцените систему с бесплатным доступом на 3 дня

Пользуйтесь всеми преимуществами портала proMSFO.BY

Войдите под своей учетной записью

Полемика
Аудит
Международные стандарты аудита — применение в Беларуси

1. Международные стандарты аудита — применение в Беларуси |

В настоящее время в нашей стране идет работа над внесением изменений и дополнений в основополагающий для аудиторов документ — Закон об аудиторской деятельности. Одним из важнейших для аудиторов и очень позитивным изменением будет являться введение нормы в отношении обязательного применения международных стандартов аудита (МСА) при аудите отчетностей, составленных по МСФО. По данным программы соответствия, которая была проведена Международной федерацией бухгалтеров в августе 2012 г., уже в то время 126 стран в той или иной мере применяли Международные стандарты аудита. Беларуси среди них не было.

Мнение аудиторов о переходе Беларуси на Международные стандарты аудита

2. Мнение аудиторов о переходе Беларуси на Международные стандарты аудита |

Новации в законодательстве об аудиторской деятельности были обсуждены 8 февраля на площадке центра повышения квалификации Министерства финансов Республики Беларусь в ходе круглого стола, участие в котором приняли представители профессионального сообщества, законодатели и представители профильных ведомств.
Аудиторская палата в Республике Беларусь: история и перспективы

3. Аудиторская палата в Республике Беларусь: история и перспективы |

В настоящее время в Беларуси действует ряд общественных объединений аудиторов, каждое из которых стремится поднять статус представителей этой профессии. Значительная часть аудиторов и аудиторских организаций, в том числе «большая четверка», не входят ни в какое аудиторское объединение в Беларуси. Статьей 8 Проекта Закона предусматривается создание Аудиторской палаты, которая будет являться единым органом самоуправления аудиторских организаций и аудиторов — индивидуальных предпринимателей.
Почему важно применять Концептуальные основы «Управление рисками организации. Интеграция со стратегией и эффективностью деятельности»

4. Почему важно применять Концептуальные основы «Управление рисками организации. Интеграция со стратегией и эффективностью деятельности» |

Опубликована концепция COSO «Управление рисками организации. Интеграция со стратегией и эффективностью деятельности» (COSO ERM) 2017 года на русском языке. Ее перевод и издание стали возможными благодаря совместным усилиям Института внутренних аудиторов и компании Deloitte, СНГ.
Влияние модели ожидаемых потерь на аудиторов

5. Влияние модели ожидаемых потерь на аудиторов |

Принятие и внедрение моделей ECL (expected credit loss, IFRS 9) во многих случаях принесет существенные трудности аудиторам, менеджерам, органам надзора и пользователям;— объясняет председатель IAASB, профессор Арнольд Шилдер. Аудиторам нужно помнить о связанных с ECL изменениях и влиянии их на аудит, а также нужно принимать в этом активное участие, прежде всего чтобы понять, как именно организации планируют принятие и внедрение моделей ECL.
«Тонкости» GDPR для аудиторских компаний

6. «Тонкости» GDPR для аудиторских компаний |

Клиенты аудиторских, адвокатских и консалтинговых организаций почему-то часто видят их в качестве обработчиков данных и пытаются в рамках договоров навязать условия, соответствующие отношениям «контролер-обработчик». А GDPR содержит в себе требования, которые накладывают на обработчиков определенные ограничения, что означает, что в этом случае компаниям придется следовать этим дополнительным условиям. Это может оказывать на деловые отношения с клиентами определенное давление.
Системные проблемы в учете: нематериальные активы и их действительная стоимость

7. Системные проблемы в учете: нематериальные активы и их действительная стоимость |

Британский эксперт Ричард Мерфи допускает системность аудиторских ошибок. Финансовый учет вводят в заблуждение нематериальные активы и взятые с потолка оценки. Логику рассуждений нужно строить на четырех базовых категориях нематериальных активов. Первая такая категория — это гудвил, то есть превышение уплачиваемой за приобретаемый бизнес суммы над стоимостью его материальных, физических активов, способных быть точно измеренными.
Колонка редактора

1. Оценка рисков по базовому содержанию «нефинансовой отчетности» — факторы ESG |

Во всем мире идет акцент на важность факторов ESG (чаще называемых «нефинансовой отчетностью»), которые могут оказывать краткосрочное и долгосрочное влияние на бизнес компаний, на существенные риски и доходы инвесторов. Согласно отчету фирмы «Делойт» Write from the Start: Surveying Narrative Reporting in Annual Report, за последние 10 лет (в исследуемых европейских компаниях) объем финансовой информации увеличился почти вдвое, а нефинансовой информации — в 6 раз и теперь занимает почти 54% годового отчета.

2. Манипулирование отчетностью: «нет записи — нет проблемы с подделкой» |

Негатив отчетных кампаний прошлых кризисных периодов наводит на размышления о дополнительном соблазне компаний к манипулированию отчетностью. Любой экономический кризис создает благоприятную основу для роста кризиса доверия. Эта тема постоянно рассматривается профессиональным сообществом, ведь очередная турбулентность на развивающихся рынках связана со значительным увеличением различных видов рисков. В ответ на эти риски некоторые предприятия используют различного рода мошенничества.

3. Плавный отказ от использования LIBOR и ориентир на новые процентные ставки в учете |

В США лишь ограниченное число ориентировочных ставок доступно для использования компаниями — составителями отчетности: ставки по прямым обязательствам американского Казначейства, LIBOR, по свопу на индекс овернайт (OIS) на основе эффективной ставки федеральных фондов, а с августа 2017 года также используется ставка на своп Ассоциации участников индустрии ценных бумаг и финансовых рынков (SIFMA).